Гран-при Малайзии.Коктейль под соусом

Приглашение посетить Малайзию в рамках тура, предложенного Министерством туризма этой страны, вызвало недоумение. Ну не наш это формат. Правда, в одном из пунктов программы значилось посещение этапа гонок «Формулы-1»…

Что первично, что вторично?

 

Если честно, я не большой любитель смотреть гонки «Формулы-1» с трибун автодрома. Не присущ мне тот самый дух сопричастности, объединяющий в едином порыве болельщиков разных команд. Но как минимум однажды я рекомендую это сделать, послушать звук моторов, выкручивающих 18 000 оборотов в минуту, воочию увидеть скорость этих удивительных болидов, прочувствовать атмосферу королевских гонок. Кстати, пара моих приятелей ранее не замеченных в пристрастии к Большим призам, неожиданно подсела на этот наркотик. Один случайно попал на гонки «Формулы-1», путешествуя по Испании, а другой и вовсе, находясь в служебной командировке, был приглашен партнерами по бизнесу на автодром в Шанхае. Из вежливости не отказался. И теперь оба исправно покупают туры на этапы «Формулы-1». А на автодроме «Сепанг» я встретил супружескую пару из Нефтеюганска, с которой познакомился в прошлом году на гонке в Абу-Даби. Первым пунктом их отпускной программы был Гран-при Малайзии, затем предполагалась поездка на остров Лангкави, после чего они собирались отправиться в Сингапур. Но если приоритетом для вас является именно «Формула-1», то можно выбрать специальный недельный тур. Его программа включает перелет из Москвы в Куала-Лумпур и обратно, билеты на трибуну автодрома на все три дня гонок. Остается и свободный день для знакомства с достопримечательностями столицы Малайзии. Стоимость такого тура (в конкретной туристической компании) начинается с 43 000 рублей.

Я люблю «Формулу-1», но, если честно, к такой поездке не готов. Дело даже не в стоимости и не в том, что гонку придется смотреть с трибуны. Тот самый свободный день для знакомства с удивительной культурой Малайзии — это крайне мало.

Смешение культур и языков

Дать Малайзии характеристику как «стране контрастов» было бы банально, да и неправильно. Это, скорее, страна-микс. Смешению культур способствовало географическое положение страны, которая граничит с Индонезией, Брунеем, Сингапуром и Таиландом. Кроме того Малайзия имеет морские границы с Филиппинами и Вьетнамом. А отсюда и этнический состав, более чем половину которого составляют малайцы, далее по численности идут китайцы и индийцы. Что касается экономики, то сегодня Малайзия является крупным экспортером нефти, а ранее была одним из крупнейших производителей олова. И неслучайно одной из «штатных» экскурсий является посещение оловянного завода в Куала-Лумпур. Кстати, кубки для Гран-при Малайзии изготавливаются именно там, причем есть и иностранные заказчики — например, организаторы Гран-при Абу-Даби.

Традиционно сильной экономической составляющей является производство натурального каучука и пальмового масла. И еще туризм. По статистике Малайзия входит в десятку самых посещаемых стран, и ее правительству пока еще удается сохранить разумный баланс между разработкой полезных ископаемых, развитием гидро­энергетики и сохранением природных парков. Как и в Объединенных Арабских Эмиратах, здесь не прочь похвастаться «самым-самым». Например, визитной карточкой Куала-Лумпур являются самые высокие в мире, 452-метровые башни-близнецы Petronas. А государственный флаг Малайзии развевается на 100‑метровом (также самом высоком в мире) флагштоке, установленном на Площади независимости. И здесь же пример того, как современная архитектура уживается с историческими памятниками: по соседству расположено здание имени султана Абдул Самада, построенное в 1897 году. При этом стоит вспомнить, что датой основания самого города Куала-Лумпур является 1857‑й. И это опять же не контрасты, а эдакий коктейль с удивительным, а подчас и неожиданным вкусом. Пещеры Бату с потрясающей лестницей в 272 ступени, парки птиц, орхидей и бабочек… А чтобы это лакомое блюдо было окончательно готово, в него добавлены нотки британской и португальской колониальных культур. И уж если мы заговорили о кухне, то Малайзия — это рай для гурманов, к числу которых я, увы, не отношусь. Более того, даже специалисты не смогли мне назвать пять-шесть «аутентичных» блюд малайской кухни. Кулинарные изыски Китая, Тайваня, Индии, Филиппин… И все это приправлено отчаянно острыми соусами карри и самбал. Разумеется, Куала-Лумпур превосходно подходит для небольшой экскурсионной программы, посещения этапов «Формулы-1» или Moto GP, но если вы предпочитаете относительно спокойный отдых, то есть смысл провести отпуск на островах архипелага Лангкави. 50‑минутный перелет из Куала-Лумпур, и вы оказываетесь в мире дикой природы с прекрасным гостиничным сервисом. Неслучайно Лангкави получил от ЮНЕСКО статус географического парка мирового значения. И все это при весьма умеренных ценах.

 

Затишье перед боем

 

На «Сепанге» все спокойно. Нет, тишина то и дело взрывается ревом моторов автомобилей GP2 и «Формулы-1», но привычной для этапов чемпионата мира бурной жизни пока не наблюдается. Тренировочные сессии проходят при почти пустых трибунах, да и на квалификационные заезды приходят посмотреть не многие. У меня в руках «комплимент» от Министерства туризма Малайзии — билет на трибуну, отсутствие журналистской аккредитации (в суматохе командировок не успел получить) и перспектива влиться в пока не стройные ряды истинных фанатов, путешествующих по странам и континентам за своими кумирами. Но надежда умирает последней, и я отправляю SMS с рассказом о своих бедах Оксане Косаченко, менеджеру Виталия Петрова. Оксане нередко достается от нашего брата-журналиста за то, что она не делится с нами закулисными тайнами переговоров и «выдает в эфир» лишь официальные заявления. Но вот понадобилось мне пробраться в паддок, и Оксана тут же предоставила гостевой пропуск команды Caterham. И, как всегда занятая неотложными делами, на ходу бросила, что квалификацию я смогу посмотреть прямо в команде. Первое, на что я обратил внимание в боксе Caterham, это запах: смесь нагретой резины и высокооктанового бензина. Наверное, так пахла «Формула-1» и в далеких 50‑х. Виталий Петров и Хейкки Ковалайнен в кокпитах болидов, на обтекателях которых стоят мониторы с трансляцией заездов. В наушниках голос инженера Виталия Джанлуки Пизанелло, говорящего о тактической схеме квалификации. Но вот с колес сдернуты термочехлы, и Виталий отправляется на трассу. Напряжение в боксе предельное, все взгляды устремлены на технический монитор: Петров на быстром круге. Однажды я поинтересовался, не мешают ли концентрации радиопереговоры с инженером. Виталий ответил, что нет, так как пилот и инженер выходят на связь лишь в самых необходимых случаях. Пример квалификации в Малайзии заставил меня в этом засомневаться: Джанлука оказался весьма разговорчивым… Нет, чуда в Caterham не ждали. Скорее, это было проверкой проделанной работы, необходимостью оценить правильность выбранного направления. Иллюзий от попадания во второй сегмент квалификации здесь никто не испытывал. Виталий показывает 20‑е время, Хейкки на 0,26 секунды быстрее. Петров и Ковалайнен покидают кокпиты машин, а работа в боксе продолжается. Комиссары FIA берут и опечатывают образцы топлива, инженеры Total также берут пробы моторного масла — его анализ позволит оценить состояние двигателя.

На трассе еще продолжается квалификационная сессия, а с машин Caterham уже сняты защитные кожухи, и над двигателями колдуют мотористы Renault. Проходит еще немного времени, и уже в паддоке Виталий отвечает на вопросы журналистов. Малайзия — всего лишь второй этап нынешнего сезона, но наиболее часто звучит вопрос о том, насколько трудно психологически быть в конце турнирной таблицы. «Мне всегда хочется проходить в третий сегмент квалификации, бороться за поул, зарабатывать очки и на равных сражаться с соперниками. То есть делать то, что я делал последние два года, — говорит Петров. — Но сейчас приоритеты изменились, и моим главным соперником является товарищ по команде. Хейкки очень быстрый пилот, и моя главная задача его опередить. И я доволен результатом — если честно, ожидал более ощутимых разрывов». А чуть позже появляется возможность побеседовать с Виталием в менее формальной обстановке. «Мы сделали большой шаг вперед. В Малайзию мне привезли новые педали газа и тормоза, более удобным стало сиденье, — рассказывает Виталий. — И в целом я доволен и свободными тренировками, и квалификацией: если посмотреть на результаты, то до попадания во второй сегмент нам не хватило 0,6–0,7 секунды. Единственная и главная проблема — это работа KERS, системы, которую раньше наша команда не использовала. Инженерам пока не удается ее правильно настроить, я не могу точно дозировать усилие при нажатии на педаль тормоза и отрегулировать баланс тормозов. Управление «формулой» сейчас больше похоже на пилотаж раллийной машины. Поэтому и чистого круга не получается, и износ шин больше, чем хотелось бы. Нужно, чтобы система KERS в процессе зарядки батарей мне не мешала — к примеру, в Lotus я просто не замечал ее работы. И пока мы эту проблему не решим, нет смысла заниматься тонкими аэродинамическими настройками.

Думаю, что правильная настройка KERS уже позволит снять на круге полсекунды. Но главное то, что в инженерном плане мы движемся в правильном направлении. Между Австралией и Малайзией лишь неделя, и на подготовку обновлений времени не было. Но к Шанхаю должны быть подготовлены новые аэродинамические элементы». Желаю Виталию удачи в гонке, а он, прощаясь, говорит о том, что знал, что поул завоюет Льюис Хэмилтон. Ну как тут было не спросить, кто выиграет гонку? «Думаю, Льюис», — улыбается Петров.

Продолжение банкета

 

Если продолжить тему азиатской кухни, то в ее блюдах подчас трудно идентифицировать ингредиенты, из которых они приготовлены. А уж предсказать по внешнему виду то, чем вас собираются потчевать местные повара, и того труднее. Можно лишь побиться об заклад на тему соуса: кисло-сладкий или огненно-острый. Столь же непредсказуемым был и Гран-при Малайзии, причем без соуса карри и здесь не обошлось. А прогнозы крутились не столько вокруг того, кто станет победителем гонки. Всех в большей степени интересовало, когда пойдет дождь. Метеосводки с завидным постоянством ежедневно предсказывали грозовые ливни, метеорологические зонды, расположенные на «Сепанге», определяли 60‑процентную вероятность дождя, но сам дождь пролиться на автодром не спешил. Правда, многие считали это лишь затишьем перед бурей, и большинство команд перед стартом выбрали промежуточный тип шин. И дождь пошел. Правда, изначально не он правил бал в написании сценария этой гонки. События этого дня наверняка еще свежи в памяти тех, кто наблюдал гонку: прорыв с шестого на третье место Романа Грожана, затем контакт амбициозного француза с автомобилем Михаэля Шумахера (показавшего третий результат в квалификации!), а затем и вылет с трассы Романа, который второй этап подряд не сумел добраться до финиша.

Усиление дождя, машина безопасности, остановка гонки, рестарт… Но и на этом «повар», заваривший такую кашу, не успокоился. Мало того, что действующий чемпион мира Себастьян Феттель начал гонку лишь с шестой позиции, так еще и после столкновения с болидом HRT Нараина Картикеяна был вынужден отправиться в бокс, после чего остался за бортом очковой зоны. А уж победа Фернандо Алонсо и вовсе сделало это блюдо экзотическим: даже сам автор победы говорил, что, мол, время Ferrari еще не пришло. Тем не менее прогноз Виталия Петрова не оправдался… А как вам подиум Серхио Переса, Sauber которого по скорости значительно превосходил Ferrari Алонсо? Если бы не ошибка самого Серхио, то вариантов эпилога могло бы быть значительно больше. А может, и к лучшему, что все закончилось так, как закончилось? Лидер чемпионата Фернандо Алонсо, Перес опережает трех чемпионов мира, а команда Mercedes довольствуется лишь одним очком в двух гонках. Виталий Петров финишировал на 16‑й позиции, опередив-таки Хейкки. Как оценить такой результат Гран-при Малайзии для пилота, который уже однажды был на подиуме королевских гонок? Разумеется, положительно. Я лично наблюдал за тем, как владелец Caterham F1 Team Тони Фернандес поздравлял Виталия с этим результатом. А уж Тони знает толк в азиатской кухне…

Оксана Косаченко

 

 «Виталий стал чаще улыбаться»

В Caterham F1 Team все по-другому: это новая команда, и ее уровень серьезно отличается от Lotus F1 Team. Но главное отличие от команды предыдущей состоит в том, что здесь жесткое единоначалие. Есть руководитель, определяющий цель, и вся работа подчинена достижению этой цели. Мы с самого начала были реалистами, понимая, что эта команда пока находится среди аутсайдеров. И ждать стремительного восхождения не приходится, если в ее составе нет таких уникальных личностей, как, например, Эдриан Ньюи. Сейчас команда планирует пригласить одного из ведущих специалистов в области аэродинамики. Думаю, что в середине сезона, когда этот специалист приступит к работе, команда сможет сделать серьезный шаг вперед. Лично мне, в отличие от предыдущей команды, в Caterham вполне понятен план работы. И здесь все понимают, что о подиуме и даже о зачетных очках речь пока не идет.

Что касается отношений внутри команды, то они самые дружелюбные: к мнению Виталия прислушиваются, дают ему возможность высказываться и экспериментировать в рамках существующих правил. Думаю, что Петров сейчас чувствует себя вполне комфортно, и даже стал гораздо чаще улыбаться. И ни о каких комплексах не может быть и речи — работы здесь гораздо больше, чем в Lotus. Кроме того, помимо развития автомобиля нужно развиваться и самому Виталию — опыт выступлений в F1 у него пока небольшой. В топ-команде на это просто не было времени — предполагалось, что туда приходит абсолютно готовый пилот, располагающий необходимым объемом знаний. Сейчас команда работает на небольшой базе, но в августе состоится переезд в Лифилд, и новая база по размеру будет превосходить ту, что находится в Энстоуне. Под одной крышей будет объединено и производство автомобилей Caterham, и команды «Формулы-1», GP2 и Мировой серии Renault.

Самое важное в этом проекте то, что Виталий продолжает выступления в «Формуле-1». Накануне сезона я рассматривала и такие варианты, как роль третьего пилота, но вернуться в гонки Больших призов после этого почти нереально. Тем не менее в этом тоже был определенный резон: выступая в качестве резервного пилота, Виталий имел бы возможность больше работать с инженерами, также он мог бы узнать много нового, работая в качестве тест-пилота Pirelli. Если говорить о команде Caterham F1 Team, то есть масса примеров того, как пилоты из топ-команд приходили в начинающие коллективы, становясь от этого только сильнее. Яркий пример тому — Хейкки Ковалайнен. Хейкки сам говорил о том, что сейчас чувствует себя гораздо лучше, чем во времена выступлений в McLaren, а тем паче в Renault.

[photos]f1[/photos]
© Фото: Станислав Шустицкий

Источник: 5koleso.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.