Хранить нельзя, продать!

Я не хотел его продавать. Он мне очень нравится самому. Его выпустили на АЗЛК осенью 1970-го, он мой ровесник, «Москвич-408ИЭ», «Антрацит с плинтусами». Он был продан через «Берёзку» и попал в хорошую семью к приличному человеку Евгению Воронову. Он в 1970-м только вернулся из загранкомандировки, где находился по строительной линии.

Какое-то время «Москвич» стоял в гараже, но гараж снесли ещё задолго до всяких там лужковых. Просто была реконструкция района. Дальше начались злоключения. В пятиэтажке, во дворе которой он стоял, случился пожар. Жильцы пытались спасти диван, и выкинули его из окна прямо на крышу автомобиля, отчего она получила серьёзные повреждения. Случился удар в зад – на багажнике остались следы ДТП. Потом Воронов, видимо в начале 90-х, совершил вторую аварию, повредив переднее крыло и бампер. После этого он почти не ездил, машина торчала на видном месте у многоэтажки, где жила семья Вороновых на улице Академика Миллионщикова. Пробег на ноябрь 2003-го оставался ничтожный – всего 26 тысяч.

Тому назад 15 лет.

Там я её и нашел в 2003-м, оставил под стеклом записку. Позвонил приветливый немолодой человек, вскоре я приехал на серебристом «Люксе» на встречу и смотрины. Воронов был с женой – очень доброжелательная приятная в общении пара. С ними была внучка, довольно симпатичная. Когда она отвлеклась, я спросил тайком: «она студентка». Оказалось – старшеклассница. Я посчитал, что ухаживать за школьницей на пороге своего 33-летия критически поздно.

Семидесятый за шестьдесят девятым.

Мы съездили на «Люксе» в нотариалку и написали обязательную в те годы генеральную доверенность. Потом я стал заводить мотор. Под капотом стояла какая-то самодельная сигнализация, которая отключала зажигание. Я стал выдирать её пассатижами, а внучка с любопытством наблюдала за процессом. Сигнализацию я сломал к чертям, соединил какие-то проводки, и двигатель завёлся. Забирал я машину через несколько дней прямо в свой день рождения. Это казалось круто – в день собственного 33-летия купить 33-летний автомобиль, да ещё красивый, с маленьким пробегом и у приличных людей. Но уже на Вавилова перед поворотом во двор я заметил неладное – упала до нуля стрелка давления масла. Доехав и открыв капот, я ужаснулся – уровня масла не было совсем, а весь правый брызговик моторного отсека забрызган. У 408-го мотора фильтр на правом брызговике, соединённый шлангами с мотором и масляным радиатором. С этими шлангами что-то было не так.

Наша колонна.

Зимой я не занимался машиной, отложив ремонт до теплых времён. Только внимательно изучил схему подключения по инструкции и запасся новенькими шлангами и хомутами из магазина. Но окончательный ремонт я решил делать в комфортном месте – во Фрязино. Туда «Москвич» доехал на постоянном доливе. Уже там я выяснил, что шланги были соединены неверно. Тут открылась новая проблема – неживой оказалась прокладка под крышкой фильтра. Крышку я снял с пущенного Вьюгиным под порезку «Москвича-401» с 407-м мотором, и проблема решилась. Ковырялся я в отличную погоду, имея под рукой 3 ездовых машины: «Люкс», «милицейский» «Москвич» и белую «Волгу».

До осени я наездил на 408-м до 27 тысяч, наслаждаясь чудесным мурлычущим звуком мотора. Но на зиму автомобиль остался во Фрязино – держать его в московском дворе я посчитал рискованным. А дальше случился 2005 год. Я покупал в салоне новый ВАЗ-21074, временно «забив» на свою фрязинскую «коллекцию». Потом начались нижегородские приключения, и мне вообще стало ни до чего. Бедный автомобиль стал врастать всеми четырьмя М-107 в землю.

Водными займёмся процедурами?

Прошли годы. Я понял, что не хочу превращаться в Красинца, и если из нашей среды найдутся вменяемые покупатели, то почему бы мне не избавиться от нескольких машин? Нет, с гопниками, южными братьями по отсутствию я даже не стану разговаривать. Сборщиков чермета всегда посылаю одной фразой: «Здесь металлолома нет! Ни одной железки!» Ну а если «свой человек», то это другое дело.

Бушует пена.

Этой машиной давно интересовался Андрей Семенихин – ну хотелось ему ещё один «Антрацит с плинтусами»! Рано или поздно, но мы собрались во Фрязино. Пока он думал, машиной заинтересовался ещё один наш товарищ Артём Тароян. В общем, они решили «скинуться на двоих». За «Москвичом» поехали двумя машинами – четырёхфарником, известным, как «Призрак» и прекрасном синем 240-м «Вольво». На «Москвиче» был фаркоп, на «Вольво» – старый советский багажник для перевозки вилки.

Главное — помыть всё снизу.

Каким чудом мы его извлекли – отдельная песня. Пригодились два прохожих подвыпивших мужика, зашедших поглазеть на наши мослания. А дальше было дело техники. Свезти машину на московскую мойку самообслуживания, а потом доставить в известный гараж, где тусуется много автостарьёвщиков и автомехаников.

Андрей и Артём — деловые партнёры.

Значительно лучше, чем до аварии!

Что на выходе? Автомобиль помыт и стоит в помещении. Я небольшую сумму, но заработал. А главное, у этой достойной машины появился шанс выжить в руках Андрея, и я искренне желаю ему успеха в этом деле!

Это счастье — путь домой.

Трое

Начало новой жизни.

Источник: drive2.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.