Олдтаймеры XXL или, что посмотреть в Саксонии и как не испортить себе Рождество в Европе

Ветер взвыл, поднял с брусчатки обрывки каких-то газет и упаковки, отразился от стен и стих. Если бы не яркий свет от фонарей, витрин и рождественских гирлянд, ощущение опустошенного чумой средневекового города, было бы полным. В мертвенной тишине не хватало только возгласа: «Умер проклятый метельщик! Умер!».

Но вместо него как-то до ужаса неуместно прозвучало трио пьяных бомжей, матерящихся на русском, украинском и польском. 

И это вот то самое Рождество в Германии, о котором я мечтал еще школьником, зубря наизусть тексты в учебнике? Да вы издеваетесь!

Урок первый — если вы хотите приобщиться к настоящей рождественской сказке, то приезжать в Европу нужно в начале декабря или, как минимум, за три-четыре дня накануне самого главного праздника цивилизованного мира.

Не Ганновер — Мюнхен. На рождество туда должен съездить каждый германофил!

«Старик, ты чего?! Это ж семейный тихий праздник. Они все дома сидят. Разворачивают подарки и пьют шнапс», — со смехом ответил в месенеджере на мои вопли о закрытых вайнахтсмарктах, бомжах-славянах и погубленном отпуске, приятель, несколько лет проживший в Дойчланд. «24 декабря все дома. Но ты не переживай. Будет тебе и Вайнахтсмаркт и дух Рождества. Завтра народ выползет и все продолжится. А пока иди в отель, скачай себе рождественское кино — «Крепкий Орешек» какой-нибудь».

Оставалось только поверить и ждать. А еще — найти место где можно поесть. Ну, хотя бы кофе попить.

В отеле нам посочувствовали, но ответили, что максимум — поставят чайник. Оставалась одна надежда — турки. На наше счастье мы жили в самом центре. После недолгих поисков прямо по соседству с фешенебельными отелями и магазинами оказалась улица красных фонарей, а на ней и рядом с ней — многочисленные турецкие кафе и магазинчики.



Урок второй — готовьтесь к поездке и выбирайте не просто страну, а регион.

Католики празднуют ярче. 

Я вообще-то, так и планировал. Немецкое Рождество ассоциировалось у меня с Баварией и Мюнхеном. Но как-то получилось, что наиболее доступным по деньгам и датам оказался Ганновер.



Город без лица и самый не-немецкий город Германии 



Ганновер город древний и, по моим ощущениям, не совсем немецкий. Основан он в 12 веке, пережил все положенные европейскому городу напасти типа чумы, выкосившей половину населения, многочисленных войн и десятилетней французской оккупации.

Наверное, самый примечательный период для Ганновера начался в 1701 году, когда княжна Софи стала наследницей Британского престола, а вслед за тем в 1714 ганноверский курфюрст Георг-Людвиг стал королем Великобритании под именем Георга Первого. Не самый худший правитель — покровительствовал Генделю (еще один великий немец, по заслугам оцененный и у себя дома, и в Англии, стране, до изобретения рок-н-рола, не очень богатой на выдающихся музыкантов) и учёному Лейбницу.

В Ганновер его величество частенько возвращалось. В один из таких визитов на родину король и умер и был похоронен в фамильной усыпальнице.

В некотором роде частью Британской Империи, над которой никогда не заходит солнце, немецкое княжество пробыло аж 1837 года.

Не смотря на то, что сами немцы называют Ганновер «городом без лица», себе в актив он может записать первое в континентальной Европе освещение улиц при помощи светильного газа, изобретение граммофона Эмилем Берлинером, первое в мире применение самодвижущегося пожарного экипажа.

В ХХ веке город дал название Ганноверскому Чуду — новаторской концепции восстановления разрушенного исторического города, которую применили по всей послевоенной Германии.

Во время войны город был разрушен практически до кирпичика. В Новой Ратуше — помпезном, но красивом здании первых годов ХХ века выставлены макеты города разных эпох. То, что представляла собой столица Нижней Саксонии после бомбардировок, ужасает. Сегодня от старого города осталось несколько улиц. Но восстановлены они буквально по кирпичику (и из тех самых кирпичиков).

Как ни цинично звучит, но современному туристу это на руку — главный туристический маршрут — Красная нить (она буквально красная и прочерчена по земле) всего 4,2 км. Начинается она от Главного железнодорожного вокзала у конной статуи короля Эрнста Августа.

Ганноверский вокзал чуть позже отлично выручал нас — здесь масса неплохих точек с фастфудом, включая магазин кофе Tchibo (причем, продают в нем не только кофе, а все что угодно — вплоть до пижам). 

Здесь же развернулся один из рождественских рынков. И мы как два идиота первые два дня грустно слонялись мимо закрытых «вертепов» от отеля к кафешке на вокзале.

Главный перекресток города — площадь Крёпке (нем. Kröpcke). Здесь немцы гуляют и митингуют. На нижнем уровне площади располагается «Роза ветров» указывающая расстояние от Ганновера до главных городов мира. Под площадью проходит оживлённая торговая улица, соединяющая под землёй главный вокзал и одноименную станцию метро.

Помимо нескольких старых улочек из ярких достопримечательностей — образец «кирпичной готики» — рыночная церковь Свв. Георга и Якоба (нем. Marktkirche St. Georgii et Jacobi) — главная лютеранская церковь Ганновера, построенная в XIV веке. В 1943 ее серьезно разбомбили и восстановили только к 1952 году. А вот церкви св. Эгидия не повезло — она стоит в руинах как печальное напоминание о войне.

Именно глядя на европейские руины, понимаешь отчего и французы, и англичане, и немцы, не говоря уже о всяких мелких нациях Европы, лишены, как мне кажется, вот этого тупого упорства в войне на своих землях, когда речь идет о войнах с «единокровными» народами. Все это столько раз уже переходило из рук в руки, что уничтожать культурные ценности ради флагов им не видится разумным. Недаром говорилось: «Война это спорт королей».

25 декабря городишко как-то незаметно ожил. Мы сходили на службу в рыночную церковь — там был замечательный концерт классики, пошатались по открывшемуся рождественскому базару.
Наконец-то я ем рождественские сосиски и пью глинтвейн!

Чуть позже обнаружился открытый ресторанчик. Но местного населения было не так много и ужин нам скрашивала замечательная своей интеллектуальностью беседа, доносившаяся из-за соседнего столика: то ли турок, то ли армянин объяснял своей русскоговорящей подруге, что Cayenne он ей не купит, но знает ребят в Берлине, у которых есть отличный рейнджровер по хорошей цене. Подруга дула губы возмущено фыркала…

Ко второму дню мы исходили весь центр и даже заглянули в место, с которым у меня связаны самые яркие воспоминания от мира автовыставок.


Урок номер три: изучайте пункт назначения и не только по путеводителям. Гуглите и обрящете интересные места и встречи!


Мы ж говорим Ганновер — подразумеваем IAA. На этой монструозной выставке коммерческого транспорта я оказался на задворках бывшего металлообрабатывающего завода Louis Eilers — там проводил прием Volkswagen.

И пока народ обжирался карривурстом, отправился осмотреться вокруг. Помните анекдот про блондинку и шансы встретить динозавра? Вот примерно блондинкой, которой динозавр-таки повстречался, я себя и почувствовал, увидев попыхивающий настоящим дымом из топочной трубы, экскаватор.

И не просто раритет, а единственный сохранившийся в Европе экскаватор на паровой тяге!

Хозяин оказался тут же неподалёку. Разумеется, такого собеседника упустить было невозможно. Мужичка звали Петер Майер. Он оказался инженером-механиком по конвейерным системам. А в свободное время у него хобби размера XXL — реставрация экскаваторов-олдтаймеров. Соответственно и кличку ему друзья дали Baggermeyer — «Майер-Экскаватор».

Машина, благодаря которой мы познакомились — один из двух сохранившихся экскаваторов подобного типа, выпущенных Bünger AG. Второй — в нерабочем состоянии, находится в Англии. И это не единственный его раритет! Помимо нескольких машин производства фирм Dolberg, Buenger и Orenstein & Koppel, в коллекции Майера имеется пара грузовиков Magirus-Deutz. Один из них стоял тут же в гараже.

Как оказалось, в Германии и по Европе полно энтузиастов подобных моему знакомому. Эти маньяки специализируются кто на грузовиках, кто — на специальной и строительной технике. В Германии действует сразу несколько историко-технических обществ навроде «Синдиката исторической строительной ассоциации» (Interessengemeinschaft historische Baumaschinen e.V.).

Обычные люди из среднего класса, не миллионеры, они которые собирают, восстанавливают грузовики, экскаваторы, трактора и прочую спецтехнику. А во время своих съездов и праздников эти «взрослые дети» играют в песочнице в «машинки». Только машинки у них многотонные, а песочницей служат арендованные карьеры.

Обойти всю ганноверскую выставку — нереально, но герр Майер тогда настоятельно посоветовал нам заглянуть в павильон, где будут представлены «олдтаймеры». Без его наводки я б его ни за что не нашел — почтенных собирателей раритетов загнали куда-то на окраину выставочного комплекса Мессе.

Я не самый большой поклонник большегрузов, но зрелище, открывшееся в павильоне ошеломляло.

Магирусы, Маны, Ханомаги (родная для этих мест марка) и десятки неопознанных аппаратов всех видов и назначений — от тягачей до фургона Красного Креста, оснащенного для работы санбригад в Африке.

(ОСТАЛЬНОЕ В АЛЬБОМЕ)

Гаммельнский Крысолов, Генрих Лев и враг его Альбрехт Медведь, а также любимый город композитора, дружившего и соперничавшего с самим Бахом

На третий день стало понятно, что надо отправляться исследовать окрестности. Изучение цен на билеты Дойче Банн не порадовало. Ценник за поездки по двум-трем маршрутам выходил в бюджет авиаперелета. Мы вспомнили наш итальянский опыт (вторая часть рассказа о нем вот тут ) и отправились за тачкой. Разумеется в центре жизни Ганновера — на вокзале, нашелся SIXT. Нам был выдан показавшийся гигантским Ford S-Max на дизеле и «палке».
И вот утро и мы начинаем вторую часть нашего маршрута — едем в Хильдесхайм.

Понравилось? Продолжение следует. Оставайтесь с нами!

Источник: drive2.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.